Финляндия

Математика
Векторная алгебра
Сложные и обратные функции
Непрерывность функции
Правило Лопиталя
Исследование функций с помощью производной
Аналитическая геометрия
Примеры решения задач по математике
Вычисление площадей
Изменить порядок интегрирования
Вычислить криволинейный интеграл
Неопределённый интеграл
Метод интегрирования по частям
Метод замены переменной
Электротехника
Курсовой расчет
Закон Ома
Второй закон Кирхгофа
Векторная диаграмма
Резонанс токов
Метод контурных токов
Метод узловых потенциалов
Метод эквивалентного генератора
Трехфазные цепи
Режимы работы трехфазных цепей
Мощность трехфазных цепей
ЭДС взаимоиндукции
Несинусоидальные токи
Курс лекций по строительной механике
Расчёт стержневых конструкций
Расчет распорных систем
Определение напряжений в сечениях арки
Правило П. Верещагина
Линии влияния опорных моментов
Основы динамики стержневых систем
Устойчивость стержневых систем
Расчет плоской рамы на устойчивость
Графика
Машиностроительное черчение
Графический редактор КОМПАС
Дизайн
Проект сада
Обследование участка
асимметрия.
«Минималистский сад», сад стиле «Хаи-тэк»
Плодовый и декоративный сад
Основные графические приемы выполнения чертежей
Графическое изображение водоемов
Проведем анализ нескольких проектов ландшафтного дизайна сада
Задание на проектирование
Участок угловой формы
АЛЬПИЙСКАЯ ГОРКА
В отпуск по Скандинавским странам
История государства Российского
 

ВМЕСТО «АФИШИ»
На углу Похйойсэспланади и Унионинкату находится городской турофис - первый адрес, который стоит запомнить в Хельсинки. По количеству буклетов, карт, листовок, флаеров и другой полиграфической продукции на иностранных языках финны дадут фору многим европейцам. Среди брошюр обязательно встретятся расписания клубов и кинотеатров - то, о чем могут не знать ни в пунктах продаж билетов на культурные и спортивные мероприятия Lippupalvelu, ни в журналах, печатающихся сильно заранее. Здесь же можно подключиться к Интернету и купить проездные билеты.

Городские журналы и газеты Надежда и опора туриста - бесплатный журнал Helsinki This Week (живет во всех местах скопления путешественников). Несмотря на название, выходит он раз в два месяца, поэтому на быстрый апдейт информации лучше не рассчитывать. Лучшая из бесплатных газет, пишущих о развлечениях в Хельсинки, называется City. Она выходит раз в две недели, и ее можно увидеть в центре повсеместно, но англоязычные номера, к сожалению, случаются только весной и летом. Бесплатная русская эмигрантская газета "Спектр" пишет в том числе и о событиях культурной жизни, но найти ее в торговом центре или на кпп стоит скорее из антропологических, чем практических соображений. Русскоязычное радио Sputnik , вещающее в Хельсинки на частоте 106,9 FM, ежедневно передает афишу самых, на его взгляд, интересных городских событий.

04. СТАРЫЙ ХЕЛЬСИНКИ

ОРИЕНТАЦИЯ
Старый Хельсинки (не путать с Ванхакаупунки, Старым городом) - скопление протокольных достопримечательностей, магазинов, транспортных развязок и ампирной архитектуры (что роднит его с Петербургом). Сходство вводит в конфуз. Путешественник из России норовит задрать нос: у нас, мол, понарядней будет. И правда - будет. Финская столица напрочь лишена снобизма: пафоса, роскоши в старом Хельсинки не найти. Город строили для людей. Он строг и аккуратен, как правильная визитная карточка. С визитки знакомство начинать - и ей не ограничиваться.

СЕНААТИНТОРИ
Провозгласил Хельсинки столицей княжества Финляндского Александр I в 1812 году, когда деревянный городок при свеаборгском форте на столицу походил куда меньше, чем Турку, административный центр шведской Финляндии. Александр же, с тайной мыслью о повторении петровского успеха здесь, по соседству, произнес слово "столица" и поселил смятение в сердцах финнов.

Петербург оплачивал хельсинкские счета сполна. Четырехтысячный город, выжженный пожаром 1808 года, нуждался в плане реконструкции - и получил его в один день со статусом столицы. Царь учредил комитет по реконструкции и назначил его главой военного инженера Йохана Альбректа Эренстр ма. В соответствии с градостроительными веяниями в Российской империи, Эренстр му было велено строить не просто город, но роскошную столицу Великого княжества Финляндского. В 1817 году план, ядром которого стала Сенатская площадь(Senaatintori) с собором и парадными зданиями, выстроившимися в строгой иерархии, получил высочайшее одобрение в Петербурге. Но для того чтобы претворить в жизнь эренстр мовых планов громадье, был нужен опытный архитектор. Им стал пруссак Карл Людвиг Энгель.

Сенаатинтори возникла не на пустом месте. Еще в XVII веке, когда город переехал на юг из устья реки Вантаа, здесь появились первая ратуша и первая церковь с небольшим кладбищем - все элементы главной городской площади. Первым на обновленной площади выросло здание Сената (где сегодня заседает правительство страны). Фасад был закончен в 1822 году, южное крыло, выходящее на Алексантеринкату (Aleksanterinkatu), двумя годами позже, а северное строили и перестраивали вплоть до конца века. На втором этаже - рабочий кабинет премьер-министра. Каждую пятницу в 13.00 на третьем этаже собирается кабинет министров, а президент подписывает в бывшем тронном зале законы. Власти в старой колыбели до сих пор комфортно, и ничто ее здесь не тревожит уже около ста лет, с тех пор как в 1904 году террорист Шауман застрелил в Сенате генерал-губернатора Бобрикова - к вящей радости финского народонаселения. Губернатор проводил предписанную Николаем II политику русификации - за что и был убит.

В 1832 году напротив Сената вырос Университет (Yliopisto). Решением императора его перевели из Турку в столицу после пожара 1827 года, и вместе с новой пропиской и роскошным зданием Университет получил название Александровского. Обывателю старое здание Университета кажется зеркальным отражением Сената (наружностью поскромнее), Энгель же видел в нем противопоставление пафосному дворцу. За ионическим ордером фасада (у Сената он - коринфский) обнаруживается парадное убранство вестибюля с прелестной дорической колоннадой и копиями античных статуй на лестничных пролетах. Оригинальные росписи в актовом зале были уничтожены во время советской бомбежки в 1944 году, изрядно зал попортившей. Маленькие бюсты за кафедрой принадлежат основательнице Университета, шведской королеве Кристине, и его благодетелю - царю Александру I. В зале дирижировал на премьерах своих произведений Сибелиус, здесь впервые в городе играли Малер и Стравинский.

Здание Университета достраивал в 1930-е годы со стороны Фабианинкату (Fabianinkatu) автор здания парламента Йохан Зигфрид Сирен. В новом крыле самое интересное - четвертый этаж, выстроенный в духе скандинавского классицизма; здесь обитает кафедра финского языка.

Вслед за завершением главного здания вдоль Юлиопистонкату (Yliopistonkatu) и Фабианинкату вырос целый кампус, где от рассвета до заката назначают встречи, опаздывают на занятия и - жуткое дело! - переходят улицу там, где им вздумается, студенты. Сердце кампуса - "Портания" (Porthania), постройка 1950-х годов, облицованная помутневшей плиткой и снабженная летним кафе, - нежно любима студентами. Если главное здание - официальное лицо Университета, то вечер-встречу с эстонским президентом, рекламную раздачу презервативов или выяснение отношений с любимыми заведено устраивать именно в "Портании", а с закрытием в 2001 году излюбленного студентами бара Tube на соседней Вуоренкату (Vuorenkatu) "Портания" оказалась главным и единственным местом встреч в кампусе.


Одна из самых значительных работ Энгеля в Хельсинки - Главная университетская библиотека (Yliopiston pääkirjasto) на углу Сенаатинтори, законченная уже после смерти архитектора, в 1844 году. Вход в библиотеку, как и в Университет, открыт для всех. Стоит заглянуть в два первых зала, с уходящими ввысь, к расписным сводчатым потолкам, рядами древних фолиантов. В библиотеке собрана уникальная коллекция славянской литературы, которая по сей день вызывает зависть у отечественных филологов и историков. Как обычно, украшению (в нашем случае - созданию коллекции) способствовал пожар. После того как в 1827 году университетская библиотека выгорела в Турку дотла, Александр I постановил в обязательном порядке отправлять сюда экземпляр каждой новой книги, выходившей в империи. Сегодня "Славика", до которой не дотянулись руки советских вахтеров от библиотечного дела, - мекка для всех славистов мира. В круглом зале, где находится информационная служба, по узким лесенкам слева и справа от входа можно подняться на второй ярус; два его главных достоинства - отличный вид на весь зал-яйцо и бесплатный Интернет на компьютерах вдоль окон.

Главный вход библиотеки (осторожно: голубям он тоже очень нравится) смотрит на торец кафедрального собора Хельсинки, белоснежного Туомиокиркко (Tuomiokirkko). На сооружение лютеранского собора на Сенаатинтори ушло 22 года - закончен он был только в 1852 году, уже после смерти начавшего его Энгеля. Крестово-купольный собор тянется к небу - и это движение напоминает не полет, не растяжку гимнаста, но рост могучего гриба. Диспропорция удлиненного купола определяет характер храма. Ученик Энгеля Эрнст Лорманн распорядился надстроить над крышей четыре меньших купола и поставить на каждом краю соборного плато по павильону. В западном находятся колокола, в восточном - приходская капелла. Впоследствии по требованию Николая I над собором появились статуи двенадцати апостолов - по аналогии с образцом, Исаакиевским собором в Петербурге. Статуи напоминают скульптуры Торвальдсена в перестроенной в XIX веке копенгагенской Вор-Фру-кирке.

Долгое время остававшийся безымянным храм получил в конце концов название Николаевского - определились, таким образом, со святым (покровителем моряков, в чью честь названо множество кирок на финском побережье), и императору сделали книксен. Также по требованию Николая от площади к собору сложили невиданных размеров лестницу. Это самое публичное место в городе - отсюда уходили на фронт войска, здесь принимал после войны парад Маннергейм, здесь до конца 1980-х буянили на 1 мая коммунисты с красными знаменами, а в 1990-х устраивали концерты Leningrad Cowboys с хором песни и пляски Александрова. Лестница - классическая ловушка для путешественника: до конца далеко, ступени высокие, вид на гавань открывается уже с середины. Сенаатинтори - и в особенности лестницу - нежно любят и студенты, которые принимают здесь в свою братию первокурсников или, за неимением иного повода посидеть на ступеньках, затевают перед храмом какой-нибудь пикет.

Предельная строгость в интерьере лютеранской кирки разочаровывает. Интереснее отправиться в мрачноватую крипту под собором, где летом открыто кафе (вход со стороны Кирккокату, параллельной Сенаатинтори).

Вокруг памятника Александру II в центре Сенаатинтори стоят четыре символические фигуры, олицетворяющие Закон, Мир, Просвещение и Труд. В 1863 году Александр легализовал финский язык, обязав чиновников обслуживать посетителей-финнов на нем, а не на шведском, как было заведено, - за что финны по сей день испытывают к царю самые теплые чувства. Памятник спроектировал сын одного из самых известных финских поэтов, Йохана Людвига Рунеберга, - Вальтер Рунеберг.

Каждое лето на Сенаатинтори проходят шумные празднества, посвященные той или иной провинции страны, и тогда в жаровнях горит огонь, а пиво льется рекой. На Новый год Сенаатинтори превращается в полигон для испытания петард, огненных змеев и прочих достижений китайской промышленности - земля уходит из-под ног, и чтобы устоять на месте, надо быть царем Александром II.


На южной стороне Сенаатинтори лепятся друг к другу трогательные дома городских торговцев - это старожилы площади, возникшие еще в XVIII веке и успешно пережившие пожары и реконструкции. Самые живописные в Хельсинки лавочки и магазины находятся здесь; наибольшее их скопление - в бывшем доме сахарного купца Киселева (Aleksanterinkatu 28). До постройки нового здания на углу Алексантеринкату и Маннерхейминтие в доме Киселева располагался главный торговый зал Stockmann, хоть и верится сейчас в это с трудом. Рядом, на Унионкату (Unioninkatu 25), заманчиво блестят витрины Kalevala Koru, одного из лучших ювелирных магазинов в стране, эксплуатирующего национальную тематику.

Миниатюрные масштабы старых городских учреждений на Алексантеринкату (Aleksanterinkatu) показывают, как скромен был город при форте. В компактном здании XVIII века с колоннами (N22), отреставрированном Энгелем, располагалась старая ратуша. В красно-коричневом доме со ставнями по сей день находится резиденция бургомистра (N20), а благообразная серая постройка XVIII века, бывший дом купца Седерхолма (N16), - самое старое (1775) и до поры до времени самое роскошное здание в Хельсинки.

Сегодня здесь находится отделение Городского музея, где проходят сменные выставки. Сам Городской музей (Kaupungin museo) - главный его корпус - находится рядом, на Софианкату (Sofiankatu 4). Здание выстроил в начале XX века Ларс Сонк, автор величественной церкви в Каллио.

Впрочем, Софианкату, отреставрированная к 450-летнему юбилею Хельсинки, сама по себе музей. Замощенная булыжниками улица - пытка для барышни на высоких каблуках. Тут же обнаруживается табличка на трех языках, якобы как встарь. В угоду соображениям политкорректности табличка привирает: шведское "Sofiegatan" и русское "Софiйская улица" - вполне себе исторические названия, а вот финские наименования улиц на табличках появились значительно позже; до национального подъема второй половины XIX века финский был языком крестьян, знать говорила по-шведски, военные, чиновники и купцы, приезжавшие из России, - по-русски. Из предметов старины на Софианкату обнаруживаются водяная колонка и причудливая зеленая будка с работающим телефоном (в парке Сеурасаари такая будка вызывает еще больший шок, и неизвестно, что удивляет больше - патриархальная конструкция или работающий таксофон внутри). На Софианкату, 8, фактически на Сенаатинтори, стоит магазин букинистической книги Hiltunen: хозяин - книготорговец в третьем поколении.

Прелестные магазинчики вокруг Сенаатинтори многое объясняют: русские купцы, обосновавшиеся в Хельсинки в XIX веке, оказались в городе законодателями мод, иные из которых переросли в традиции. Так, русским город обязан любовью к мороженому и табаку (последнюю не могут истребить даже цены на сигареты, по сравнению с которыми Монте-Карло кажется оптовым рынком). Русские виноваты в чаепитиях вокруг финского самовара и в финских народных блинах (blini) в феврале. Лучший сахар по-прежнему - от Киселева, лучшее пиво - от Синебрюхова. Лучший молочный соус, правда, от Vallio. Но называется он "smetana".

Университетская библиотека
Unioninkatu 36
19 12 27 40
Сентябрь-май: пн-пт 9.00-20.00, сб 9.00-16.00; июнь-август: пн-пт 9.00-18.00, сб 9.00-16.00; в июле закрыто по сб

На главную