Финляндия

Математика
Векторная алгебра
Сложные и обратные функции
Непрерывность функции
Правило Лопиталя
Исследование функций с помощью производной
Аналитическая геометрия
Примеры решения задач по математике
Вычисление площадей
Изменить порядок интегрирования
Вычислить криволинейный интеграл
Неопределённый интеграл
Метод интегрирования по частям
Метод замены переменной
Электротехника
Курсовой расчет
Закон Ома
Второй закон Кирхгофа
Векторная диаграмма
Резонанс токов
Метод контурных токов
Метод узловых потенциалов
Метод эквивалентного генератора
Трехфазные цепи
Режимы работы трехфазных цепей
Мощность трехфазных цепей
ЭДС взаимоиндукции
Несинусоидальные токи
Курс лекций по строительной механике
Расчёт стержневых конструкций
Расчет распорных систем
Определение напряжений в сечениях арки
Правило П. Верещагина
Линии влияния опорных моментов
Основы динамики стержневых систем
Устойчивость стержневых систем
Расчет плоской рамы на устойчивость
Графика
Машиностроительное черчение
Графический редактор КОМПАС
Дизайн
Проект сада
Обследование участка
асимметрия.
«Минималистский сад», сад стиле «Хаи-тэк»
Плодовый и декоративный сад
Основные графические приемы выполнения чертежей
Графическое изображение водоемов
Проведем анализ нескольких проектов ландшафтного дизайна сада
Задание на проектирование
Участок угловой формы
АЛЬПИЙСКАЯ ГОРКА
В отпуск по Скандинавским странам
История государства Российского
 

АЛЕКСАНТЕРИНКАТУ
Между магазинами Stockmann и Akateeminen Kirjakauppa бежит Кескускату (Keskuskatu) - то есть Центральная улица. Неприметное отделение турагентства Matka-Vekka (Keskuskatu 1) - подходящее место, чтобы узнать о скидках на однодневные круизы в Стокгольм и Таллин. Matka-Vekka продает билеты по специальным предложениям как минимум за три дня до отплытия, но не в сезон двухместную каюту в Стокгольм (туда-обратно) можно купить за каких-нибудь €60.

Начиная с конца 1950-х годов, кварталы вдоль Алексантеринкату - Алекси - начали застраивать блоками, в которые охотно вписывались бутики и торговые дома, бюро и крупные компании, кафе и рестораны. Скромный Раутатало (Rautatalo) - "Железный дом" Алвара Аалто на углу Кескускату и Алексантеринкату, с крытым двором, где бьют фонтаны, был первой ласточкой - центр заболел квартальной застройкой. В лабиринтах, соединенных разноуровневыми переходами, уходящими под землю и выныривающими откуда ни возьмись, с открытыми двориками и площадями под куполом, заблудиться проще простого. На Раутатало смотрит полукруглыми окнами фаст-фуда мрачный World Trade Center, въехавший сюда в депрессию 1990-х, после того как обанкротился бывший постоялец - крупный банк.

Алексантеринкату - идеальное место для бизнес-центра. Улица, на которой в тесноте, да не в обиде соседствуют ампир, югенд, конструктивизм, всегда была торговой. Здесь открывали лавки купцы: и в шведские времена, когда улица, ведущая к гавани, именовалась Королевской - хоть и называли ее невежественные горожане просто Большой; и после прихода русских, когда ей довелось побывать Рауханкату (улицей мира); и наконец, после появления Эренстрема, вытеснившего рынок с новоиспеченной Сенатской площади к Южной гавани. Переименовали ее в 1819 году к приезду Александра I. Изначально в честь Александра, впрочем, хотели назвать другую улицу (Унионинкату), но царь по-детски закапризничал: "Хочу эту, длинную", - и спорить с ним по понятным причинам не стали. Впоследствии "эту длинную" захотели банкиры и рестораторы. Впрочем, масса клубов, кафе, ресторанов в пешеходных шхерах вокруг Алексантеринкату рассчитана в первую очередь на туристов (в том числе из Финляндии или, пуще того, из спальных районов города). Как и любая главная улица, Алексантеринкату всегда была магнитом для приезжих, и о паломничестве в двухэтажный бильярдный салон на месте нынешнего гранитного дома на Фабианинкату, 14 до сих пор ходят легенды, хоть и было это сто лет назад, а сейчас в бильярд лучше играть у Каурисмяки в Corona, что в Камппи. В Камппи стоит и памятник Элиасу Леннроту, жившему над бильярдной в том же доме. Местные, увы и ах, на Алекси не задерживаются.

Ездить по Алексантеринкату дозволяется лишь такси, транспорту дипкорпуса и трамваям. В 2002 году улицу закрывали на полгода, чтобы проложить под ней трубы отопления. Сегодня Алекси - воплощенная мечта финна: здесь никогда не залеживается снег, а слякоть быстро высыхает - правда, весной 2003-го улицу снова превратили в полосу препятствий с экскаваторами напротив дорогих витрин. Лучшее - враг хорошего.

Шопинг на Алекси начинается в Stockmann и продолжается вплоть до Сенаатинтори. В непривычном для Хельсинки здании центральноевропейского югенда (N13) за широкими окнами находится универмаг Aleksi 13. Напротив - самое, пожалуй, известное здание Алексантеринкату - дом страхового общества "Похйола", выстроенный в 1901 году архитектурным трио Гезеллиус-Линдгрен-Сааринен. Подъезд Pohjola стерегут воинственные тролли-атланты и медведи-дозорные. Pohjola, как и железнодорожный вокзал, - тот редкий случай, когда искать архитектурные аналоги в соседних столицах бесполезно: национальный продукт. Рядом находится вход в галерею Kämp, занимающую целый квартал. Галерее, как и реинкарнации отеля, несколько лет.

Разноцветные полотнища над пешеходной Клуувикату напоминают флажковую сигнализацию. Два полосатых, один в крапинку: пора пить кофе. Местонахождение кафе Fazer легко определить по сюрреалистической скульптуре Бьерна Вестрема перед входом. Скульптура, к ужасу Гринписа, напоминает птицу, насквозь простреленную в полете. Прострелили пернатую к столетию кафе. Швейцарец Фазер, прибывший из Питера, открыл свое заведение 17 сентября 1891 года. Бизнес пошел успешно, и впоследствии Фазер основал собственную фабрику, в цехах которой до 1960-х общались по-русски: у шоколадника работала целая армия эмигрантов с востока.

Matka-Vekka Keskuskatu 1, 687 75 30, www.matka-vekka.fi, пн-пт 9.00-18.00, сб 10.00-14.00

РАУТАТИЕНТОРИ И ОКРЕСТНОСТИ
Вокзальная площадь Раутатиентори (Rautatientori) - поле боя. Здесь спорят друг с другом хмурая сказка Саариненова вокзала, европейская элегантность "Атенеума", полет Национального театра и безобразная коробка Маккаратало. Тут же - квартал Фенния (Fennia), со времен царских офицеров пестрящий увеселительными заведениями. Раутатиентори - остановка, на которой встретились старушка с палочкой, яппи с портфелем и панк с бутылкой, и каждый оставил что-то свое; oстановка и в буквальном смысле. Если Сенатская - это военные парады и фейерверки, Кауппатори - Ваппу и Аманда в белом кемпеле, Хаканиементори - ропот рабочих демонстраций, то Раутатиентори, в первую очередь, - транспортный терминал. Отсюда (справа от вокзала) уходит большинство автобусов, в том числе ночных и в аэропорт; здесь (слева от вокзала) - стоянка такси.

Всего этого могло бы и не случиться, когда бы в XIX веке на месте Раутатиентори, как планировалось, прошел канал и соединил залив Тееленлахти с Южной гаванью. Нужных денег не нашлось, Венецией Хельсинки не стал, зато здесь (одним из первых в Российской империи) появился железнодорожный вокзал (Rautatieasema). Если шведские короли, как правило, прибывали морем на Кауппатори, то русские цари добирались до автономии поездом. Сюда приезжали Хрущев и Брежнев, отсюда отбывал в Москву президент Кекконен. Первый вокзал открылся в Хельсинки в 1862 году - стокилометровая ветка связала столицу с городком Хямеенлинна в озерной Финляндии. Первый паровоз назывался "Илмаринен" (так же, кстати, как и первый пароход) - по имени героя "Калевалы". За строительством железной дороги, как, впрочем, и за другими важными делами Финляндии, следил лично Александр II, приехавший освидетельствовать вокзал в 1863 году. Восемь лет спустя открылось сообщение между Хельсинки и Петербургом, и с тех пор поезда преодолевают границу без остановки: ширина колеи в Финляндии - 1,524 метра, как в России, а не 1,435, как во всей остальной Европе (такой стандарт привез из Америки инженер Уистлер, строивший Николаевскую железную дорогу).

Новый вокзал открылся в 1919 году и с тех пор остается одним из главных символов Хельсинки. Здание из розового гранита, увенчанное тяжелой башней, - безусловно, главное произведение Элиеля Сааринена. Четыре мускулистых стража держат сферические лампы над головами прохожих - в самое темное время года, в декабре, лампы горят по восемнадцать часов в сутки. Тяжелые двери со стороны площади открываются сами, лишь потяни - к ужасу несведущих путешественников: слишком архаичным выглядит здание для таких удобств. Внутри вокзала, направо от входа, находится ресторан Eliel с фресками Ээро Ярнефельта. Перед Eliel - офис Forex, предлагающего лучшие обменные курсы в городе (второй такой - на Похйойсэспланади). Внутреннюю территорию вокзала (финский нулевой километр) накрыли в 2001 году прозрачной крышей. Вокзал таким образом вписали в единый архитектурный комплекс с новым домом печати Саноматало и строящимся рядом отелем.

За неполный век существования хельсинкский вокзал увидел рекордное количество политиков и шпионов. Страна, выдававшая беженцев Советскому Союзу и не скрывавшая наличие у себя западных резидентур, была настоящим шпионским раем. Норвежские агенты, например, с вокзала отправлялись на задания в ссср и здесь же вплоть до конца 1950-х годов устраивали явки. Отсюда уезжал в Россию и прототип Джеймса Бонда, агент британской разведки Сидней Рилли, свободно говоривший не только по-русски, но и по-фински. Рилли (настоящая фамилия - Розенблюм) жил в Петербурге, был одновременно женат на шести женщинах и собирался устроить переворот, взорвать мосты и уничтожить Ленина - до тех пор пока в его планы не вмешалась Фанни Каплан, предвосхитившая события. Рилли эмигрировал в Хельсинки, но вскоре вернулся в Россию, где и был задержан, став самым ценным языком в истории чк, сдавшим всю агентуру британской разведки.

Вокзал - одно из немногих мест в Хельсинки, где стоит следить за кошельком и вообще быть внимательным. Классическая отговорка наркомана, пойманного с поличным: "Где вы это купили?" - "У какого-то афрофинна на вокзале, не помню".

Напротив вокзала расположена, пожалуй, самая убогая постройка в центре, которую горожане окрестили "колбасным домом", - Маккаратало (Makkaratalo, Kaivokatu 6-8). На нижних этажах находятся магазины, на верхних - офисы, а на выступающем пандусе посередине - автомобильная стоянка, та самая колбаса. Дом построили в пору увлечения утилитаризмом в 1960-х. Архитекторам Маккаратало, впрочем, придется повертеться в гробу: в 2002 году городские власти решили снести ужасный пандус, заменив его стеклянной стеной. В ответ на это пресса разразилась гневными призывами: "Руки прочь от нашей колбасы". С логикой "как бы хуже не вышло" - не поспоришь.

За (и под) Маккаратало тянется длинный, многоуровневый пассаж, заканчивающийся на Алексантеринкату у Stockmann, - с многочисленными магазинами, кабаками и бюро услуг. Туннель, ведущий к вокзалу, и надземная часть квартала - подходящее место для того чтобы сэкономить: в самом дешевом супермаркете Alepa (под землей), в молодежном турагентстве Kilroy, в студенческом Unicafe (оба - во дворе Kaivopiha). В счастливые 80-е, когда страна переживала экономический расцвет и не подозревала об обвале 1991-го, старые кварталы в районе вокзала начали перестраивать под полутемные блоки-пассажи, где не понять, на улице ты находишься или в здании, а из бара насквозь просматриваются два соседних магазина. Рядом с проходом в Kaivopiha стоит отель Seurahuone - один из самых известных в городе.

Величавый замок из неотесанного гранита на Раутатиентори - Национальный театр(Kansallisteatteri) с тремя сценами (четвертая находится в соседнем здании, у памятника актрисе Иде Аалберг), просторный, о двух башнях, построил его в 1902 году Онни Тарьянне. В репертуаре непременно обнаруживаются пьесы первого финского драматурга Алексиса Киви. Когда скульптору Вяйне Аалтонену поручили отлить памятник Киви, ему было не позавидовать - исторических свидетельств после смерти литератора почти не осталось, и к тому моменту никто не знал точно, как Киви выглядел. В результате статую Аалтонена, законченную в 1939 году, приняли за образец, хотя историки и сетовали, что получилось слишком депрессивно, в то время как Киви, мол, до болезни был здоровяком, охотником, рыбаком и просто образцом для подражания. Сегодня настроение памятника ("глаза-бы-мои-не-глядели") чаще объясняют тем, что перед Киви то устраивают прыжки на батуте, то строят тенты, где танцуют сальсу полуголые дивы, то происходит еще что-нибудь прекрасное.

Напротив Национального театра стоит "Атенеум", Государственный художественный музей. Над входом в построенное Хейером в 1887 году здание - бюсты Браманте, Фидия и Рафаэля. Космополит-европеец смотрит на форт Национального театра в другом конце площади, и между югендом и неоренессансом возникает электрическое поле: две твердыни противоречат друг другу.

Обширный парк Кайсаниеми (Kaisaniemi) за Национальным театром включает в себя университетский ботанический сад, заложенный в 1830-е годы. Кайсаниеми - излюбленное место студентов, а на Ваппу, 1 мая, местный ресторанчик резервируют студенты шведскоязычные - и сопровождают празднество застольными песнями. (В извечном русско-финском споре, закусывать или не закусывать, шведы, предпочитающие между делом непрерывно петь, традиционно побеждают.) Парк получил свое название по имени владелицы ресторанчика Кайсы Валлунд - и сам дал название прилегающей к нему улице Кайсаниеменкату. Деревянные здания XIX века в северной оконечности парка были перенесены сюда из разраставшегося района Пунавуори.

На юг от парка обнаруживается несколько пристойных заведений вроде пивного ресторана Kaisla (Vilhonkatu 4) - с личными кружками завсегдатаев и их именами на табличках на барной стойке; переполненный иностранцами в любую погоду ирландский паб Molly Malone`s (Kaisaniemenkatu 1); Wayne`s Coffee (Kaisaniemenkatu 3) - редкий пример милой сетевой кофейни. Если по каким-то причинам этих заведений не хватило, чтобы отнять у вас пару часов, загляните в хозяйственный универмаг Kodin Ykkönen ("Все для дома") на Кайсаниеменкату, 5, - даже если вы ничего не собирались покупать, с пустыми руками выйти отсюда нереально.

Национальный театр (Kansallisteatteri) Läntinen Teatterikuja 1B, 17 33 11, 17 33 13 31, Metro Kaisaniemi, Билеты €17-26

На главную