Финляндия

Математика
Векторная алгебра
Сложные и обратные функции
Непрерывность функции
Правило Лопиталя
Исследование функций с помощью производной
Аналитическая геометрия
Примеры решения задач по математике
Вычисление площадей
Изменить порядок интегрирования
Вычислить криволинейный интеграл
Неопределённый интеграл
Метод интегрирования по частям
Метод замены переменной
Электротехника
Курсовой расчет
Закон Ома
Второй закон Кирхгофа
Векторная диаграмма
Резонанс токов
Метод контурных токов
Метод узловых потенциалов
Метод эквивалентного генератора
Трехфазные цепи
Режимы работы трехфазных цепей
Мощность трехфазных цепей
ЭДС взаимоиндукции
Несинусоидальные токи
Курс лекций по строительной механике
Расчёт стержневых конструкций
Расчет распорных систем
Определение напряжений в сечениях арки
Правило П. Верещагина
Линии влияния опорных моментов
Основы динамики стержневых систем
Устойчивость стержневых систем
Расчет плоской рамы на устойчивость
Графика
Машиностроительное черчение
Графический редактор КОМПАС
Дизайн
Проект сада
Обследование участка
асимметрия.
«Минималистский сад», сад стиле «Хаи-тэк»
Плодовый и декоративный сад
Основные графические приемы выполнения чертежей
Графическое изображение водоемов
Проведем анализ нескольких проектов ландшафтного дизайна сада
Задание на проектирование
Участок угловой формы
АЛЬПИЙСКАЯ ГОРКА
В отпуск по Скандинавским странам
История государства Российского
 

МАННЕРХЕЙМИНТИЕ И ТЕЕЛЕ

ОРИЕНТАЦИЯ
Изначально Хельсинки застраивался на север от Сенаатинтори - так появился самый старый район, Круунунхака. Потом застучали молотки на южной оконечности полуострова, за Эспланадами, и только после этого город начал расти на запад. Тогда-то, в начале XX века, на карте Хельсинки и возник Тееле (Töölö). Район, раскинувшийся между морем и заливом Тееленлахти, что врезается в самое сердце города, напоминает регулятор громкости - от тишины набережной за памятником Сибелиусу на западе до какофонии уличных музыкантов, трамвайных колес, разъезжающихся магазинных дверей на востоке.

Хельсинский проспект Маннергейма - Маннерхейминтие (Mannerheimintie) - полнокровная главная улица, позвоночник Тееле, позвоночник города. Его предшественником был старинный тракт, соединявший Хельсинки с прежней столицей Турку. Бывшую Турунтие (проспект Турку) переименовали еще при жизни маршала Карла Густава Маннергейма - в 1942 году, к его 75-летию. Сегодня улица Маннергейма - столь же обязательный атрибут любого финского города, как улица Ленина в ссср или Гарибальди - в Италии.

ВВЕРХ ПО МАННЕРХЕЙМИНТИЕ
Шумный Маннерхейминтие берет начало в центре хельсинкского полуострова, от площади с забавным названием Эроттая (Erottaja), то есть Разделитель. Разница между двумя Хельсинки - спокойным, респектабельным, с горделивыми виллами и высохшими шведскими старушками, каждое утро выгуливающими мосек в парке (на юг), и летящим, сумасбродным, скроенным из эскалаторов, прилавков, барных стоек, офисов мобильных компаний, стянутым трамвайными рельсами и звенящим разноязыкой речью (на север) - здесь чувствуется как нигде более. На восточной стороне Эроттая - офис компании Tallink, пассажирского перевозчика в благословенно дешевую Эстонию, на западной - Silja Line, владелицы бело-синих паромов-гигантов, что отправляются в Стокгольм и дрейфуют ночь в нейтральных водах. Прямо, на северо-запад, уходит главная улица столицы, и с каждым метром темп нарастает, пешеходы бегут быстрее, пакетов из универмагов в их руках все больше, машины гудят протяжнее и до совсем не северных температур раскаляется брусчатка.

Круглое здание Шведского театра (Svenska Teatern) построено Николаем Бенуа в 1866 году - до него с 1827 года здесь располагался первый в городе деревянный театр, где заезжие труппы давали Оффенбаха. За ним вырастает темно-коричневая глыба Stockmann - крупнейший в Скандинавии универмаг выстроили здесь в 1926 году. Первый стокманновский магазин открылся на Эспланадах, затем перебрался поближе к Сенаатинтори и наконец нашел свое место на углу Маннерхейминтие и Алексантеринкату. Stockmann, первый квартал-торговый центр в Хельсинки, - главное место встречи. Количество свиданий, назначенных под часами у главного входа, не поддается учету. Хельсинкские голуби не отстают от горожан - птичий базар на скульптуре "Три кузнеца" работает в любое время суток. Трое граждан, сосредоточенно молотящие по наковальне, - дидактический символ созидательности, видный с любой точки тесного перекрестка.

За кузнецами стоит Ванха Юлиоппиластало (Vanha Ylioppilastalo), Старый дом студента. Сбор средств на здание, ставшее домом для студенческих организаций, библиотек, музыкального общества, продолжался двенадцать лет, пока в 1870 году постройка с фигурами героев "Калевалы" и надписью "Spei suae patria dedit" ("От родины - ее надежде") на фронтоне не была наконец закончена - к невероятной гордости недавнего гарнизонного города. Жизнь в Vanha - Студенческом доме и одноименном ночном клубе - кипит и сейчас, хотя, конечно, не так, как в 1968 году, когда волна демонстраций докатилась и до тихой Финляндии. Тогда студенты захватили Vanha и даже вывесили на балконе плакат "Революция в университете началась", фотографии которого обошли все газеты. Надолго нордических революционеров не хватило, вскоре все мирно разошлись по домам, а "бунт" 1968 года старшее поколение до сих пор вспоминает как чуть ли не самую громкую демонстрацию в послевоенной истории страны.

Напротив студенческой цитадели поднимается остроконечная башенка Hufvudstadsbladet ("Столичной газеты") - главного шведскоязычного издания в стране.

Крупный торговый центр Forum на углу Симонкату сменил на этом месте своего двухэтажного предшественника. Сегодня три главные торговые точки в центре - Stockmann, Forum и Sokos - связывает лабиринт подземных переходов и надземных пассажей. Отель Sokos с многоэтажным универмагом построили к Олимпиаде-52. Тяжелое серое здание - один из главных торговых центров Хельсинки. А перестроенное в 2002 году кафе Memphis на первом этаже - отправная точка, откуда начинается множество вечерних маршрутов.

Стеклянный дворец Ласипалаци (Lasipalatsi), что напротив Sokos, возник в 1935 году. Здание, построенное в стиле функционализма, долго оставалось чужим в архитектуре Хельсинки, но интенсивная послевоенная застройка Маннерхейминтие приучила город к эклектике, и из чужака Ласипалаци превратился в один из главных символов столицы. После реконструкции 1998 года в стеклянном дворце разместился медиацентр. Сегодня тут находятся телестудии государственной компании Yleisradio (Yle) и коммерческой MTV3, отделение городской библиотеки, где при наличии паспорта или другого документа каждый желающий может воспользоваться бесплатным Интернетом, ресторан Lasipalatsi и кинотеатр BioRex, специализирующийся на арт-хаусном кино. Крохотная студия Yle на углу вызывает умиление, тем не менее именно отсюда каждый день в 5.55 будят страну ведущие утреннего шоу I канала. За их спинами - пробуждающийся Маннерхейминтие, первые трамваи и спешащие на работу прохожие, в которых зрители с удовольствием признают знакомых.


Если повернуть за угол Ласипалаци, оказываешься на автовокзале: вытянутое двухэтажное здание - бывшее подсобное помещение при казарме русской армии. До недавнего времени от вокзала расходились ряды платформ, с которых отправлялись автобусы по стране и в Россию. Однако после того как городские власти решили построить на месте платформ бизнес-центр, автобусы ютятся вокруг башни с часами, между вокзалом и Ласипалаци.

Абстрактная конструкция из двух диоритовых глыб возле студии Yle - не что иное как памятник президенту Паасикиви, проводившему после Второй мировой войны политику сотрудничества с недавним агрессором, Советским Союзом (так называемая "линия Паасикиви", впоследствии продолженная Урхо Кекконеном). Конструкция гордо именуется "Восток-

Запад" - впрочем, знающие люди утверждают, что две глыбы изображают худосочного президента и его толстую жену.

Более благообразная конная статуя Маннергейма перед построенным в 1998 году столичным музеем современного искусства Kiasma была первым памятником президенту Финляндии. Вечером, когда загораются прожектора, проекция всадника в меховой шапке на Kiasma появляется совершенно волшебная. Статуе больше 40 лет, но споры вокруг нее не утихают. Если после открытия лошадников возмутила неестественная иноходь маршалова коня, то в 1990-х, перед возникновением Kiasma, общественность требовала убрать Маннергейма от чудо-юдо-постройки (архитектор - Стивен Холл) и найти для него более приличное место. Маршал, впрочем, с места не тронулся, а футуристическая конструкция Kiasma - асимметричные перекрещивающиеся арки - по сей день раздражает консерваторов. Каждый год в конце августа, когда Хельсинки празднует Ночь искусств и на улицах города не смолкает музыка, за спиной у Маннергейма устраивается концерт молодых групп.

Пешеходная дорожка между Kiasma и зданием почтамта из желтого кирпича ведет к Саноматало (Sanomatalo). Глядя на это прозрачное сооружение, понимаешь, что название "Стеклянный дворец" подошло бы ему куда больше, чем тесному Ласипалаци, но имена не выбирают. Sanoma, крупнейший медиаконцерн Финляндии, издает главную в стране ежедневную газету Helsingin sanomat - Hesari, без которой для финна утренний кофе - не кофе. Газет в стране читают больше, чем где бы то ни было в ЕС. Редакции и административные отделы компании выставлены на общее обозрение: большинство стен во дворце стеклянные. На первом этаже - бутики, кафе и площадка для экспозиций, где на выставке можно встретить премьер-министра в окружении телекамер.

Маннерхейминтие - обитель государственных мужей, в рядах которых, впрочем, обнаруживается все больше дам (37% парламентариев). После постройки здания парламента - Эдускунты (Eduskunta) - в 1931 году официальная жизнь города переместилась сюда с Сенатской площади. Конструкция с 14 коринфскими колоннами, поднимающаяся над улицей, пожалуй, единственное здание в Хельсинки, подавляющее своими размерами. По вторникам и пятницам 200 парламентариев спешат на пленарные заседания в Зал заседаний - огромный цилиндр, украшенный аллегорическими изваяниями. С балкона за работой Эдускунты наблюдают журналисты и неравнодушные граждане. С высокой лестницы, ведущей к главному входу в парламент, открывается отличный вид на запруженный Маннерхейминтие, залив Тееленлахти и разноцветные вагоны поездов, спешащих к вокзалу. Когда в 2001 году Эдускунта рассматривала закон о партнерстве, который легализовал бы гей-браки, христианские демократы и активисты церковных организаций устроили на лестнице коллективные моления, призывая депутатов отклонить проект. Депутаты, тронутые неслыханным к себе вниманием, понаблюдали за паломничеством, но закон приняли. Скромные статуи у лестницы установлены президентам Свинхуфвуду и Стольбергу, чуть поодаль в парке сидит президент Каллио; этих лидеров - в отличие от Паасикиви - рвение скульпторов-абстракционистов не коснулось.

Напротив парламента, через дорогу, в старых железнодорожных складах, которые городские власти каждый год грозятся снести, по выходным кипит маленький блошиный рынок. В правом, если смотреть с проспекта, крыле П-образных складов за €10 в день можно взять напрокат неплохой велосипед - не чета тяжелым сити-байкам. Время от времени во внутреннем дворе складов устраивают концерты - тогда территорию окружают кольцом подростки, пытающиеся разглядеть финских поп-звезд, а экспрессы из аэропорта, маршрут которых проходит по cоседней Карамзининкату, застревают в глухой пробке.


Карамзининкату (Karamzininkatu) - нечастое русское название на карте Хельсинки. Хакасалми, розовый особняк (N2), где сейчас находится отделение Городского музея, принадлежал Авроре Карамзиной - светской даме, красавице, общественной деятельнице. Дочь шведского полковника была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, вышла замуж за заводчика Павла Демидова, а после его смерти - за сына историка Карамзина Андрея. Перед смертью активно занимавшаяся благотворительностью дама завещала городу свое поместье в Эспоо, дом за Тееленлахти (сегодняшняя больница Авроры) и свой особняк. Рядом с особняком высится башня Национального музея, выстроенная из красного кирпича и серого гранита Элиелем Саариненом, Армасом Линдгреном и Херманом Гезеллиусом, - оазис национального романтизма в современной застройке Маннерхейминтие.

За кронами деревьев виднеется белоснежный остов Финляндия-тало (Finlandia-talo) - дворца "Финляндия". Скалообразная постройка, идеально вписанная в ландшафт залива Тееленлахти, одно из самых значительных произведений Алвара Аалто, открывается во всей красе с железнодорожного моста или с залива. Именно в Финляндия-тало в 1975 году главы 35 стран подписали небезызвестный Договор о сотрудничестве и безопасности в Европе (Хельсинкские соглашения). Белоснежный каррарский мрамор, который использовал Аалто, не выдержал финского климата, и с наружной стороны его вскоре пришлось заменять. Тут же, у дворца, обнаруживается памятник президенту Кекконену, правившему Суоми с 1956 по 1981 год (местный рекорд) и увековеченному здесь в виде четырех рук, торчащих над небольшим бассейном.

Финляндия-тало должен был стать первой ласточкой в строительстве нового центра Хельсинки на южном берегу Тееленлахти. Еще Элиэль Сааринен планировал отстроить здесь новую улицу, Вапауденкату (улицу Свободы), с мыслью о ней же делал здание Эдускунты Йозеф Сирен. В будущем центре поспешили установить памятник Ларин Параске (Параскеве Никитиной), сказительнице-ингерманландке с Карельского перешейка, самой известной исполнительнице рун "Калевалы". В 1930-х, когда памятник сооружали, планировалось, что Параске будет стоять перед Дворцом культуры Калевала-Тало, который так никогда и не был построен, - и бабушка взирает из парка на пешеходов в гордом одиночестве. Двадцать лет спустя после возникновения Финляндия-тало на Маннерхейминтие появилась Kiasma, рядом с ней - Саноматало, но центр в районе Тееленлахти не застроен до сих пор. По заливу плавают лодки - лодочная станция находится у Финляндия-тало. Тееленлахти одинаково хорош с воды и с берега, со стороны парка Хесперианпуйсто. Моцион у воды (можно по-модному, с лыжными палками) - мероприятие столь же обязательное для финна, как и сауна: и в центре Хельсинки, и где-нибудь в Озерном крае. Кстати, конструкция из палочек и реечек у отеля Radisson SAS Hesperia на Маннерхейминтие называется "Ода 60 000 озер". Озер в Суоми насчитывается свыше 200 000, но переименовывать в связи с этим памятник никто не собирается.

В 1993 году на берегу Тееленлахти построили новое здание национальной Оперы (Ooppera), и театр переехал сюда из ставшей тесной Александринки на Булеварди. Белый утес новой Оперы на берегу залива напоминает конструкцию из лего, собранную на досуге ребенком-великаном.

Начинающаяся от Оперы Хельсингинкату (Helsinginkatu) ведет в городской зимний сад и дальше, в парк развлечений Linnanmäki. Однако если не соблазняться подъемом на старом колесе обозрения и продолжать двигаться вперед по Пааво-Нурмен-тие (Paavo Nurmen tie), то в двухстах метрах окажется Олимпийский стадион - главное сооружение спортивного квартала. Стадион, принимавший Игры 1952 года, выстроили еще к 1940 году - но тогда вместо Зимних игр Финляндия вела изнурительную Зимнюю войну с восточным соседом, и об Олимпиаде пришлось забыть на целых 12 лет. К 1952 году стадион расширили и модернизировали. На 72-метровую башню над стадионом можно подняться: отсюда Хельсинки весь, от моря и до моря, открывается как на ладони. Второй крупнейший в городе - стадион Finnair: две главные спортивные площадки в городе стоят бок о бок. Поодаль, за "Финнэйром", высится Ледовый дворец (Jäähalli), а на холме в парке Эляйнтарха (бывший зоопарк) разместился открытый плавательный бассейн Uimastadion. Хельсинки (как, впрочем, и другие города Финляндии) не теряет надежды принять еще одну Олимпиаду.

На главную